Свежие комментарии

  • Николай Белянин
    https://www.youtube.com/watch?v=R1NCClfoFtMСтатья "Гранитные...
  • eugenyp
    Большого взрыва не было. Была генерация вещества, причем генерация происходила в двух, трех точках, продукты генераци...Статья "Без Больш...
  • Николай Астров
    Для какого именно "одного человека", по-Вашему, могла быть написана Библия, если она писалась разными людьми в течени...Книга "В мире стр...

Книга "В мире страха и лжи". Глава 18

Эстафета зла

Авторы Библии изобрёли простую, но безотказную схему сохранения и наследования греха. Необыкновенную злопамятность Бога проповедники Его святости и справедливости оправдывают очень просто. Оказывается, дело тут вовсе не в жестокости, злопамятности или мстительности Бога. Просто Он, наказывая детей за грехи отцов, тем самым взывает к их (отцов) совести, накладывая на грешников ответственность не только за свою собственную судьбу, но и за судьбы всех их потомков.

Вспомним, что Бог сказал Адаму, когда запрещал есть плоды с древа познания: "...смертию умрёшь". И даже не заикнулся о том, что за грех Адама будет отвечать кто-то иной, кроме его самого. По-настоящему справедлив именно такой подход: каждый отвечает только за свои грехи, совершённые сознательно. Если кто-то невинный своими страданиями расплачивается за грешные деяния своего деда и знает о причине своих страданий, — кому же от этого польза? Дедушкин грех остаётся грехом, а несчастный внук, бессильный что-либо изменить, срывает свою злость на других, — а значит, лишь плодит и умножает новые грехи. При этом внук может даже и не знать, в чём же конкретно провинился его дед перед Богом. По библейской логике, человек грешен уже потому, что грешными были его предки, грешность которых была в конечном итоге предопределена грешностью Адама.

Таким образом, над человеческой судьбой фактически довлеет тот же самый закон кармы, что и в индуизме. Разница заключена лишь в том, что, по индуистским представлениям, человек страдает за свои собственные грехи, совершённые в прошлой жизни, а по библейским — за грехи своих предков. Но и в том, и в другом случаях человек точно не знает, в чём эти грехи состояли, поскольку ничего не помнит ни о своих предыдущих инкарнациях, ни о деяниях предков. А значит, и закон кармы, и библейская система наследственного греха в равной степени несправедливы, ибо человек не знает истиной причины своих страданий. Но в рамках любой религии неизбежен единственный разумный вывод: причина всех грехов и страданий человека заключена в Том, кто его создал — то есть в Боге. Любой иной вывод окажется плодом либо незавершённых размышлений, либо сознательной лжи с целью оправдания Бога.

Если бы Адам знал, что за его поистине детскую неразборчивость в плодах Эдема придётся расплачиваться его потомкам, вплоть до нас, рождённых через двести сорок поколений после Адама — возможно, он и сдержал бы свой аппетит. Однако Бог его об этом не предупредил, и Адам с чистой совестью съел запретный плод: ну, умру так умру, зато плод попробую!.. И это не было проявлением безумной отваги или желания насолить Богу, — просто он и представления не имел о сущности смерти, а потому и не считал смерть чем-то страшным. Это уже потом, изгоняя людей из Эдема, Бог объявил им, что за их непослушание будут страдать не только они, но и все их потомки. Но и эти слова Бога, как и ранее сказанные "смертию умрёшь", были пустым звуком для Адама и Евы, ещё не испытавшим на себе никаких страданий. Суть понятий "смерть", "скорбь" и "в поте лица", хорошо знакомая людям по собственному опыту задолго до написания Бытие,  абсолютно ничего не значила для изгоняемых из Эдема людей, — они поняли эту суть (то есть познали добро и зло) уже после изгнания. Справедливо ли это со стороны Бога? И как соотносится с тезисом о непоколебимости слова Божьего? Впрочем, хронически непоследовательный библейский Бог однажды проявил признаки здравомыслия:

  Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов; каждый должен быть наказываем смертью за своё преступление.

Второзаконие 24:16

Но и до этого утверждения, и после него Библия изобилует постоянными нарушениями Богом этого объявленного Им принципа личной ответственности. Вспомните хотя бы, что Бог умертвил младенца, зачатого во грехе Давидом и Вирсавией, — за что был наказан смертью сын, как не за грех отца? Наверно, нет ни одной библейской исторической или пророческой книги, в которой человек не страдал бы за чужие грехи — либо за грехи предков, либо за компанию с грешными современниками. Апофеозом этого беспредела, несомненно, является смерть безгрешного Иисуса за грехи всего человечества, — которые, в свою очередь, накопились и вообще стали возможными лишь благодаря попустительству Бога, и пальцем не пошевелившего для их предотвращения.  На каждом шагу в Библии встречаются эпизоды, где за грехи кого-либо наказываются смертью не только дети согрешивших, но и те, кто никак не связан с грешником родственными узами — их подданные, рабы и даже домашние животные. Вот один из таких эпизодов, когда Бог повелел Саулу отомстить амаликитянам:

  Так говорит Господь: Я помню, что сделал Амалик Израилю; как он противостал ему на пути, когда он шёл из Египта.

  Теперь пойди и порази Амалика, и предайте заклятию всё, что у него есть; не щади его, но умертви и мужей, и жён, и возрастных, и грудных младенцев, и волов, и овец, и верблюдов, и ослов.

1 Царств 15:2 — 3

Между тем времена, когда амаликитяне не пропустили через свои земли идущую из Египта еврейскую орду, отделены от воцарения Саула промежутком в три сотни лет. За это время сменилось более десятка поколений — как амаликитян, так и израильтян. Чудовищная злопамятность Бога поистине поражает. Можете представить, что французы по сей день и ещё сто лет обижались бы на русских, что те в 1812 году неприветливо встретили армию Наполеона под Москвой? По божественной логике, и в двенадцатом колене амаликитяне должны были поплатиться за грех своих предков... А был ли грех-то? Суть дела в том, что (если верить Библии) три миллиона евреев  возжелали со всем своим скотом проследовать в землю обетованную через земли амаликитян. По современной аналогии: всё население Китая надумало совершить паломничество в Европу через территорию России... Да какой идиот разрешил бы такой транзит, даже если не принимать во внимание неисчислимые стада скота?! А уж чем провинились перед Яхве амаликитянские бараны и ослы, вообще не поддаётся пониманию скудным разумом человека... Не понял этого и царь Саул. Вопреки Божьему повелению, чрезмерно самостоятельный царь решил оставить евреям лучшую часть трофейного скота, — и прогневил Господа своим непониманием того, что "послушание лучше жертвы, и повиновение лучше тука овнов" (1 Царств 15:22).

Тут самое время задуматься над одной мелочью, на которую не обращали внимания ни толкователи Библии, ни её критики.

И ныне вот Аммонитяне и Моавитяне и обитатели горы Сеира, чрез земли которых Ты не позволил пройти Израильтянам, когда они шли из земли Египетской, а потому они миновали их и не истребили их…

2 Паралипоменон 20:10

Из приведённой цитаты можно напрямую сделать вывод: если бы амаликитяне во времена Моисея разрешили транзит через свою территорию, — евреи истребили бы чрезмерно доверчивых язычников. Коварство Бога здесь даже не пытаются скрыть: три века спустя Он повелел царю Саулу наказать амаликитян за то, что те не дали застать себя врасплох. Воистину, Бог дураков любит!..

А вот другая история, связанная опять же с Саулом:

Был голод на земле во дни Давида три года, год за годом. И вопросил Давид Господа. И сказал Господь: это ради Саула и кровожадного дома его, за то, что он умертвил Гаваонитян.

Тогда царь призвал Гаваонитян и говорил с ними. Гаваонитяне были не из сынов Израилевых, но из остатков Аморреев; Израильтяне же дали им клятву, но Саул хотел истребить их по ревности своей о потомках Израиля и Иуды.

И сказал Давид Гаваонитянам: что мне сделать для вас, и чем примирить вас, чтобы вы благословили наследие Господне?

И сказали ему Гаваонитяне: не нужно нам ни серебра, ни золота от Саула, или от дома его, и не нужно нам, чтоб умертвили кого в Израиле. Он сказал: чего же вы хотите? я сделаю для вас.

И сказали царю: того человека, который губил нас и хотел истребить нас, чтобы не было нас ни в одном из пределов Израилевых,

из его потомков выдай нам семь человек, и мы повесим их на солнце пред Господом в Гиве Саула, избранного Господом. И сказал царь: я выдам.

2 Царств 21:1 — 6

Тут масса нестыковок. В первом стихе пишется, что Саул умертвил Гаваонитян, во втором — что он только хотел истребить их. Так умертвил или хотел умертвить? Если бы Саул уничтожил всех гаваонитян, Давиду не к кому было бы обращаться (стих 3). Значит, только хотел, но не истребил. Впрочем, даже если бы и истребил их всех поголовно, в этом Бог не должен был усмотреть греха — ведь жители Гаваона были такими же хананеями, как и все остальные, подлежавшие уничтожению. Вообще говоря, согласно указаниям Бога Моисею, их нужно было бы уничтожить в числе прочих, но гаваонитяне оказались хитрее евреев (!!!) и обманули их, сказав, что они люди не местные…  При жизни Саула Бог почему-то не вменил ему во грех намерение уничтожить гаваонитян, а вспомнил об этом лишь лет через сорок и устроил трёхлетний голод (а тормознутый Давид только на третий год додумался вопросить Господа. Воистину, что Бог, что царь — до обоих доходит, как до жирафа!..).  Сначала гаваонитяне сказали Давиду: "не нужно нам, чтоб умертвили кого в Израиле", но тут же потребовали семь человек из числа потомков Саула, чтобы убить их (видно, умертвить семь человек — так, всего ничего). Давид расстарался и отыскал двоих побочных сыновей Саула и пятерых его внуков, и семеро бедолаг были повешены во искупление греха своего предка. Затем Давид перезахоронил останки Саула и его сына Ионафана, и лишь после всего этого "умилостивился Бог к земле своей" (2 Царств 21:14). Вот так всё и описано.

И за что же потомки Саула понесли наказание? Да ни за что. Во всей Первой книге Царств, где описаны деяния царя Саула, слова "Гаваон" или "гаваонитяне" даже не встречаются. Об убийстве Саулом жителей Гаваона нет ни единого слова и в 1 Паралипоменон. Откуда взял автор Второй книги Царств (или сам Бог?), что Саул их умертвил или хотел истребить — неизвестно.  Зато известно, что за этот вымышленный грех Саула поплатились его ни в чём не виновные дети и внуки. 

Возможно, опора на совесть людей путём наложения на них ответственности за судьбы потомков является действительно хорошим способом удержать людей от греха, но этот способ эффективен лишь в отношении тех, у кого эта совесть имеется. Почему Бог считает возможным взывать к совести тех, кому Он же сам её и не дал? Впрочем, в Библии найдётся не меньше сотни эпизодов, когда за действия кого-либо убивали не только его детей и родственников, но и всех жителей города, и даже рабов и скот. Вспомните хотя бы дикую историю, когда сыновья Иакова вначале вынудили принять обрезание, а затем вероломно убили всех мужчин города — только за то, что Сихем, сын его правителя Эммора, изнасиловал дочь Иакова Дину (Бытие, гл. 34). Порядочные люди на месте сыновей Иакова сурово наказали бы самого насильника, что было бы понятно и справедливо. Но они поступили куда более жестоко и изощрённо: уговорили жителей города сделать обрезание, а после этого воспользовались их болезненным состоянием и истребили всех поголовно. И как после этого вероломства назвать прародителей еврейских племён? На ум приходит сплошная ненормативная лексика.

  В древности принцип коллективной или наследуемой ответственности применялся не только у евреев, но и у других народов. Невинных детей убивали вместе с отцами, чтобы в будущем было некому отомстить убийцам. Вполне нормальная логика трусов и подлецов. И этот подлый принцип был возведён в Библии в ранг высшей божественной справедливости, несмотря на всю несомненную гнусность и отвратительность. С моральных позиций того времени выглядит вполне естественным, что Иаков осудил своих сыновей не за их кровожадность и вероломство (ведь, совершив обрезание, жители  города не только искупили вину своего царевича, но и фактически признали Яхве своим Богом), а лишь за то, что они дали окружающим повод для  ненависти:

...вы нарушили покой мой, сделав меня ненавистным между жителями сей земли...

Бытие 34:30

Тяга библейского Бога к обобществлению частного греха (в просторечии — "чесать всех под одну гребёнку") закономерным образом отражает реальное положение вещей. История знает много правителей, действовавших аналогичным образом. Допустим, некий царь имеет зуб на живущих в его царстве мусульман. Дождавшись, когда какой-нибудь мусульманин совершит преступление, царь тут же обвиняет всех мусульман в преступных намерениях и... устраивает массовые репрессии "для профилактики". Тем же способом можно репрессировать большую группу людей по любому признаку — вероисповедания, национальности, цвета волос или формы глаз... А что, очень удобно!.. И вполне по-божески.

Может быть, "кровавый тиран" Сталин действовал в соответствии с этой библейской логикой (не зря же в духовной семинарии успел поучиться, верхушек-то нахватался)? Если помните из "обновлённой" новейшей истории, в сталинские времена нередко (хотя и не всегда) репрессиям подвергались не только "враги народа", но и их дети. Правда, детей "врагов народа" чаще вынуждали публично отрекаться от своих отцов (а ещё чаще они сами вполне искренне отрекались), иногда отправляли в детдом или в ссылку, но обычно этим всё и ограничивались. Массовые высылки в Сибирь и Казахстан немцев, чеченцен, калмыков и других народов — тоже организованы по библейской схеме ("все хананеи — грешные"). По библейской же логике, расстрел большевиками царской семьи в 1918 году отнюдь не представляет собой ничего из ряда вон выходящего и даже вполне соответствует божественным установлениям (ведь странно, что помазаннику Божьему так по-простецки "лоб зелёнкой намазали", — если даже Сатана без позволения Бога жизнь не отнимает). Вопрос на засыпку: если бы Николай II знал, что вместе с ним расстреляют детей, — дал бы он фактически властвовать в России Гришке Распутину, допустил бы Кровавое воскресенье и Ленский расстрел, принял бы участие в первой мировой войне, довёл бы страну до трёх революций?

Думаю, в истории мало что изменилось бы и в этом случае — ведь царь, формально являющийся единственным и абсолютным правителем, действует зачастую не по собственному произволу, а под давлением различных обстоятельств и под влиянием своего окружения. Так что непосредственно от Николая Второго фактически не так уж много и зависело в судьбе России. Ведь он был всего лишь человеком, хотя и облечённым огромной властью, но и обладавший определёнными слабостями и недостатками, и не наделённый чудесной способностью знания будущего, что помогло бы ему избежать ошибок... Теми же недостатками обладали и те, кто отдал приказ о расстреле царя и его семьи, — в сложившейся ситуации большевики просто не смогли найти другого выхода (да и был ли этот другой выход, неизвестно). И эти люди, и Николай Романов, и его предшественники на русском престоле, и любой правитель любого государства в истории человечества — не исключение. Все они по сути своей были обычными людьми, ибо появились на свет обычным путём, справляли обычные человеческие надобности и действовали в соответствии с обстоятельствами и понятиями своего времени, нередко поступая вопреки собственной совести, причиняя страдания другим и при этом страдая сами, а в итоге все они также обычным путём покинули этот мир. Единственное отличие этих людей от абсолютного большинства остальных состоит в том, что их имена и деяния запечатлены в анналах истории, но это уже не столь важно — хотя бы потому, что чаще всего в этих анналах содержится полнейшее враньё. Взять хотя бы того же Ленина: в советское время его выдавали за самого человечного человека, а в постсоветское превратили в полнейшего дебила и маньяка, который едва ли не жрал живьём младенцев. Любому ясно, что оба этих образа ничего общего с истиным моральным обликом Ленина не имеют.

Вернёмся всё же к тому, с чего начиналась эта глава — к вопросу об эффективности библейского принципа наказания потомков за грехи отцов до третьего и четвёртого колена (в некоторых переводах Библии — даже до седьмого колена, но суть не в этом). Далеко не всегда осознание риска подвергнуть страданиям своих детей и внуков может помочь человеку избежать греха (поскольку любой человек знает, что его потомки в любом случае будут страдать и умирать, независимо от степени его праведности или грешности). Проблема в том, что человек, совершающий грех или преступающий закон, не всегда отдаёт себе в этом отчёт, то есть не всегда грешит сознательно. Примеров тому великое множество и в библейской, и в реальной истории. Другое дело, что уже впоследствии кто-то понимает, что натворил, а кто-то нет. И тут вступает в дело фактор раскаяния либо отсутствие такового, однако даже самым искренним покаянием можно лишь смягчить наказание за совершённый грех, но нельзя изменить последствий греха для тех, кто от него пострадал. Равно как никогда нет гарантии, что согрешивший вчера и раскаявшийся сегодня не согрешит завтра.

Возьмём в качестве примера широко известный эпизод из Библии, где описано, как царь Давид соблазнился прелестями Вирсавии и ради обладания ею отправил её мужа Урию (одного из своих преданных военачальников) на верную гибель. Тот факт, что Урия погиб, заставляет задуматься: а не был ли причастен Бог к осуществлению коварного плана царя? Иначе говоря, смерть Урии произошла по воле Бога или же вопреки ей? Впоследствии, как сообщается в Библии, Давид глубоко раскаялся в своём грехе, хотя и по подсказке пророка Нафана, и Бог великодушно простил его, но не удержался от страстного желания кого-нибудь наказать — и лишил жизни младенца, родившегося в результате греховной связи. Однако раскаяние Давида и последовавшее за этим Божье прощение не вернули к жизни погибшего мужа Вирсавии, а сама она так и осталась женой Давида. Последствия греха не были устранены, — разве что умер ребёнок, вся вина которого состояла в том, что он был зачат вне брака... Как нередко бывает, пострадал не сам грешник, а его невинное дитя.

Осознавал ли Давид, совершая двойной грех фактического убийства Урии и прелюбодеяния с Вирсавией, что он грешит и тем самым подвергает риску наказания всех своих потомков вплоть до праправнуков? Очевидно, Давид совершал грех, прекрасно зная о провозглашённом ранее Богом наказании детей за грехи отцов. Значит, либо не чувствовал в своих деяниях греха, либо "зов плоти" был сильнее голоса разума и совести. Так или иначе, принцип наказания потомков за грехи предков может способствовать лишь раскаянию после совершения греха (да и то не всегда), но не даёт никаких гарантий того, что грех не будет совершён. Впрочем, сын Давида Соломон не только не был наказан за грех отца, но и заранее получил от Бога прощение всех своих собственных грехов, хотя и какое-то половинчатое:

Я буду ему Отцем, а он будет Мне сыном, так что если он сделает и преступление, Я буду наказывать его жезлом человеческим и ударами сынов человеческих. А милость Моя не отступит от него…

2 Царств 7:14 — 15

Странноватая логика, что ни говори. А разве других Бог наказывал самолично? Насколько мне известно из Библии, почти все грешники наказывались ударами сынов человеческих, — злых филистимлян убивали евреи, согрешивших евреев убивали и уводили в плен вавилоняне и ассирийцы… Да и практически все праведники так или иначе страдали, – причём всегда от ударов сынов человеческих. Достаточно вспомнить, что из всех апостолов Христа один лишь Иоанн дожил до глубокой старости, а все остальные приняли мученическую смерть.

В другой раз царь Давид прогневил Бога тем, что затеял перепись населения Израиля. Сегодня нам непросто понять, в чём тут грех. Подобные переписи регулярно проводятся во всех странах мира, и ничего страшного в этом нет. Бог усмотрел в этом попытку Давида "заглянуть в чужой карман" — ведь, по библейским представлениям, "избранный народ" и вообще всё на свете является собственностью Творца... Как бы то ни было, Бог ни словом, ни делом не препятствовал проведению этого греховного мероприятия (хотя до этого постоянно вмешивался в управленческие дела Давида, без конца давая ему разного рода инструкции даже по самым мелким вопросам). А когда перепись населения была завершена, последовала божественная кара. Правда, весьма своеобразная...

История с переписью населения любопытна ещё и тем, что в Библии она рассказана дважды.

Гнев Господень опять воспламенился на Израиля, и побудил Давида против них, говоря: пойди, сочти Израиля и Иуду.

И представил Иоав царю число сочтённого народа; и было Израильтян восемь сот тысяч человек сильных, обнажающих меч, и Иудеев пять сот тысяч человек.

Сердцу Давидову стало больно после того, как он исчислил народ. И сказал Давид Господу: прости, весьма согрешил, что это сделал; и ныне, Господи, прости вину раба Твоего; ибо я очень несмысленно сделал.

Когда встал Давид поутру, слово Господне было к Гаду пророку, прозорливцу Давидову, и было сказано:

 Пойди скажи Давиду, так говорит Господь: три казни Я предлагаю тебе, избери себе одну из них, которую бы совершить над тобою.

И пришёл к Давиду и возвестил ему, и сказал ему: придти ли к тебе семи годам голода на землю твою, или три месяца бегать тебе от врагов твоих, и они будут преследовать тебя, или быть три дня моровой язве на земле твоей. И теперь размысли, что мне отвечать пославшему меня.

И сказал Давид Гаду: я в большой тесноте, но пусть падём от руки Господней, ибо велико милосердие Его, а не от руки человека пусть я паду.

И навёл Господь язву на Израиля от утра до назначенного времени, и умерло народа от Дана до Вирсавии семьдесят тысяч человек.

2 Царств 24:1, 9 — 15

И восстал сатана на Израиля, и возбудил Давида счесть Израиля.

..И подал Иоав Давиду счёт переписанного народа, и было всех Израильтян тысяча тысяч, и сто тысяч мужей, обнажающих меч.

...И неприятно было очам Бога дело сие, и Он поразил Израиля.

И сказал Давид Богу: весьма согрешил я, что это сделал. И ныне прости раба Твоего; ибо я поступил очень безрассудно.

И говорил Господь Гаду, прозорливцу Давидову, и сказал:

Пойди, и скажи Давиду: так говорит Господь: три казни Я предлагаю тебе: избери себе одну из тех, которую бы Я совершил над тобою.

И пришёл Гад к Давиду, и сказал ему: так говорит Господь: избирай себе —

Или три года будет голод, или три месяца ты будешь тесним неприятелями твоими, и меч врагов твоих будет преследовать тебя, или три дня меч Господа и моровая язва будет ходить по земле, и Ангел Господа будет истреблять людей, во всех пределах Израиля. Рассмотри, что мне отвечать Пославшему меня.

И сказал Давид Гаду: весьма тяжело для меня, но пусть паду от руки Господа, ибо милосердие Его весьма велико, а от руки человека не хочу пасть.

И навёл Господь моровую язву на Израиля, и пало из Израильтян семьдесят тысяч человек.

И послал Бог Ангела во Иерусалим, чтобы истребить жителей его. Господь видел, как он истреблял, и пожалел о сем бедствии, и сказал Ангелу истребителю: довольно! опусти теперь руку свою. Ангел Господа стоял тогда подле гумна Орнана Иевусеянина.

1 Паралипоменон 21:1, 5, 7 — 15

В первую очередь, бросаются в глаза разночтения в этих двух описаниях:

  • Неясно, кто же возбудил Давида — сам Бог (2 Царств) или Сатана (1 Паралипоменон);
  • Заметна великая разница в итогах переписи: по 2 Царств, в Израиле и Иудее насчитывалось в общей сложности 1.300.000 мужчин-воинов, а по 1 Паралипоменон, таковых было всего лишь 100.000, при общей численности населения в тысячу тысяч человек;
  • В первом описании Бог предложил Давиду семь лет голода, во втором — только три.

И это при том, что во всех остальных деталях оба описания совпадают практически дословно.  Но ведь понятно, что истина содержится только в одном из процитированных описаний, а другое является заведомо ложным (хотя нельзя исключать и того, что правды нет ни там, ни тут). Разумеется, в первом варианте итоги переписи выглядят заведомо нереальными: если в Израиле и Иудее было 1.300 тысяч воинов-мужчин, общая численность народа должна была составлять около десяти миллионов человек.

При тогдашнем уровне развития производительных сил такой ораве невозможно было прокормиться на крошечной территории земли обетованной, даже за счёт грабежа окружающих грешных народов. Авторы Библии решили подкорректировать это откровенное враньё и сообщили более реалистические итоги переписи, не затронув при этом остального. Но свитки 2 Царств за шестьсот лет до написания 1 Паралипоменон разошлись по свету уже в таком количестве, что скрыть явные разночтения в разновременных описаниях одних и тех же событий было невозможно.

При внимательном чтении 1 Паралипоменон у многих может возникнуть подозрение, что цель написания её и последовавшей за ней 2 Паралипоменон состояла в том, чтобы со временем было чем заменить Моисеево Пятикнижие и четыре Книги Царств, — то есть древние библейские книги планировалось полностью изъять из обращения. Кому-то это покажется невообразимым, однако в действительности такое не только возможно, но и весьма вероятно. Ведь обе Паралипоменон были написаны в середине V века до нашей эры, после вавилонского плена, ставшего в сознании многих иудеев свидетельством полной несостоятельности Завета, заключённого Богом с избранными через Моисея. Поэтому кое-кто из тогдашних иудейских религиозных лидеров вполне мог поддаться соблазну похоронить этот Завет, подменив его обновлённым и крайне обзорным изложением событий давно минувших дней, о которых у евреев остались лишь весьма смутные воспоминания. По этой причине авторы 1 и 2 Паралипоменон и рискнули исказить некоторые цифры,  — в надежде на то, что древние книги Ветхого Завета вскоре будут окончательно забыты, и такого искажения никто не заметит. По каким причинам этого не случилось, мы сейчас можем только гадать. Но одно несомненно: во времена царствования Давида в Израиле действительно была проведена перепись населения, вскоре после которой разразилась эпидемия, которую объяснили  по-разному — одни гневом Бога, другие происками Сатаны (хотя "после" не означает "вследствие"). Эти различные версии происшедшего и легли в основу разночтений в библейских книгах.

 Разумеется, книги 1 и 2 Паралипоменон, по сути своей являющиеся поздним пересказом четырёх книг Царств, вызывают меньше доверия, чем все остальные книги Библии, написанные по горячим следам событий. Но сомнения, аналогичные высказанным, появляются и при рассмотрении результатов самой первой переписи избранных, проведённой Моисеем и Аароном вскоре после исхода евреев из Египта (Числа 1:46, 2:32). В Библии сообщается точное количество сынов Израилевых, по поколениям их, от двадцати лет и выше, всех ходящих на войну у Израиля — 603.550 человек. Если прибавить сюда всех евреев, не ходящих на войну  (до 20 лет, а также женщин и стариков, — их количество в Библии не указывается, но ясно, что таковых было как минимум в четыре раза больше, чем воинов), то после Исхода из Египта общее количество избранных превышало три миллиона человек. В реальной истории человечества не существовало кочевого народа такой численности, — даже монголо-татар, в XII — XIV веках (через три тысячи лет после эпохи Моисея) завоевавших практически всю Азию и часть Европы, по самым оптимистическим оценкам, было никак не более миллиона (в те времена всё население Земли составляло менее 150 миллионов человек, а в библейскую эпоху численность всего человечества едва ли могла превышать 50 миллионов, и на долю всего Ближнего Востока приходилось миллионов восемь или десять). Так что библейская демографическая статистика, как ни крути, выглядит завышенной раз в десять, если не в пятьдесят. Да и невозможно объяснить, почему указанное в Числах количество боеспособных евреев (603.550 человек) сократилось до 100.000 (1 Паралипоменон), а лишь три поколения спустя, в царствование Иосафата (2 Паралипоменон) выросло почти в двенадцать раз и достигло 1.160.000 человек.

 Любопытна и весьма показательна история, рассказанная в 2 Паралипоменон, гл. 20: в царствование Иосафата моавитяне и аммонитяне напали на Иудею, но Бог расправился с грешными агрессорами их же руками, даже не дав иудеям повоевать — беднягам ничего не осталось, как заняться мародёрством и три дня в поте лица обирать убитых. А причиной столь щедрой благотворительности Господа послужила молитва царя Иосафата, в которой он слёзно призывал: "Боже наш, Ты суди их; ибо в нас нет силы против такого великого множества..." (2 Паралипоменон 20:12). Каково было "великое множество" врагов, не сообщается. Но из 2 Паралипоменон 17:1418 видно, что накануне вторжения Иосафат располагал огромным войском численностью в 1.160.000 человек. Моавитяне и аммонитяне едва ли могли собрать против иудеев превосходящие силы, — но если даже и допустить, что это им удалось, то этот библейский эпизод всё равно выглядит изрядно гиперболизированным. Сколько же врагов иудеев погибло, если более чем миллиону иудейских воинов понадобилось целых три дня на то, чтобы обобрать их трупы? Если учесть, что мародёрство не требует  больших затрат времени, — то никак не меньше десяти миллионов. Тут авторы Библии совсем уж заврались. Реальная история человечества не знает случаев, когда в один день погибала армия численностью в несколько миллионов. Даже на всех фронтах второй мировой войны, признанной наиболее кровопролитной за всю историю, среднесуточные потери всех воюющих сторон не превышали пятьдесят тысяч человек убитыми.  В общем, сообщаемым в Библии цифрам доверять довольно сложно.  Любопытно то, как Бог объясняет Моисею Свой выбор: "…не потому, чтобы вы были многочисленнее всех народов, принял вас Господь и избрал вас, — ибо вы малочисленнее всех народов" (Второзаконие 7:7). Если при Исходе из Египта евреев было около трёх миллионов, а все остальные народы (каждый в отдельности!) превышали их по численности, то каково же тогда было общее население Земли? Выходит, что никак не менее миллиарда, но это уж совсем нереально.

Весьма сложная проблема возникает из диаметральных расхождений по поводу того, кто же побудил Давида пересчитать своих подданных — Бог или Сатана? Если Давид выполнял волю Бога, то непонятно, в чём вообще состоял его грех и за что погибли семьдесят тысяч евреев. Обычно Бог возгорался гневом на избранных, когда они в очередной раз начинали поклоняться языческим идолам, но такого Давид вроде не допускал, и в Библии нет никаких указаний на то, что же воспламенило гнев Божий накануне переписи населения. Самовозгорание какое-то, без всякой причины!.. Как бы то ни было, Бог действовал в своём обычном стиле.  Он поставил Давида в патовую ситуацию: не проведёшь перепись — согрешишь, не выполнив волю Господа, а проведёшь — тоже согрешишь (аналогичный гроссмейстерский приём Бог применил позже и в партии с Иудой Искариотом)... Впрочем, Давид усмотрел выход и поступил в полном соответствии с доктриной Авраама: лучше совершить грех, исполнив волю Бога, чем не исполнив её. Ведь в первом случае остаётся надежда на милость Господа, а во втором вообще надеяться не на что. Однако премудрый Господь и тут играючи перемудрил царя, проявив куда больше лицемерия и коварства, нежели доброты и справедливости.

Позднее авторы 1 Паралипоменон решили подретушировать имидж Господа, свалив на Сатану побуждение Давида к переписи, что раньше приписывалось Богу. Заодно подправили и кое-какие цифры, заменив нереально завышенные на сравнительно правдоподобные, а также снизив до более гуманного предложенный Богом срок голодания (хотя и невелика разница, три года или семь, — голодать в любом случае пришлось бы простому народу, а не царю Давиду).  Версия о Сатане как возбудителе переписи выглядит более логичной, поэтому именно на ней остановились те, кто повторно излагал эту историю, но они упустили из виду главное: чтобы враньё не открылось — ври всегда одинаково. А то ведь недолго и поставить знак равенства между гневом Господа и происками Сатаны!.. Произошедшее серьёзно портит упорно навязываемое нам представление о Библии как о непогрешимом источнике истины, ибо наглядно иллюстрирует очевидный и неопровержимый факт, что за многие века Священное Писание не единожды подвергалось пересмотру и изменению. И невольно возникает вопрос: а как много было таких тайных изменений текстов Библии за полторы тысячи лет её написания? Если человек может преднамеренно изменить Слово Божье, то с таким же успехом он может подменить и самого Бога!.. Из дошедших до нас свитков с библейскими текстами нет ни единого клочка пергамента, который можно было бы неоспоримо принять за оригинальный текст, написанный рукой самого Моисея или Исаии. Всё, что мы имеем — лишь копии копий якобы когда-то существовавших оригиналов, которых никто никогда не видел.

Не удовлетворённый раскаянием Давида, Бог надумал хлебнуть кровушки с царским размахом. Хотя, послав к Давиду пророка Гада, Он уподобился коту Матроскину из мультика, — когда тот обиделся на Шарика до такой степени, что перестал с ним разговаривать и отправлял ему телеграммы через почтальона Печкина... С той разницей, что в мультике всё завершилось без жертв, а в Библии богобоязненный Давид не стал рисовать "фигвамы" Богу, как мультяшный Шарик. Он лишь пробормотал в ответ нечто маловразумительное о милосердии Господа, и Тот не замедлил это милосердие продемонстрировать. Чем же, как не милосердием и жалостью, можно объяснить, что Бог ограничился лишь семьюдесятью тысячами умерших от моровой язвы? Тут снова налицо и беспричинное изменение намерений Бога (собрался было истребить всех жителей Иерусалима, но тут же передумал и не довёл дело до конца), и Его вопиющая несправедливость. Наказав согрешившего Давида муками совести за гибель огромной массы его подданных, Он куда суровее обошёлся с самими подданными, вся вина которых состояла лишь в том, что они дали царю сосчитать себя по головам, как баранов в отаре. Чего стоят душевные страдания Давида в сравнении с семью десятками тысяч оборванных жизней? Даже хронически богобоязненного израильского царя возмутила такая нелепая и ничем не оправданная жестокость по отношению к невиновным людям:

И сказал Давид Богу: не я ли велел исчислить народ? Я тот, кто согрешил и сделался преступником; а сии овцы что сделали? Господи Боже мой! да будет рука Твоя на мне, …, а народу Твоему да не будет она погибелью.

1 Паралипоменон 21:17

Но добрый Бог, без всякой необходимости запросто угробивший семьдесят тысяч человек, не наложил Свою руку на царя, мятущегося душой в тщетных поисках святости и справедливости, — Он просто повелел ему поставить жертвенник на месте, где остановился Ангел с мечом. И всё, инцидент был на этом исчерпан. Впоследствии, как сообщается в Библии, на том месте Соломон и воздвиг Храм. Давид собирался сам строить Храм, но Бог запретил ему делать это — на том основании, что тот пролил слишком много крови. И в самом деле, немало… Всего один эпизод из Библии может повергнуть в шок кого угодно:

И собрал Давид весь народ и пошел к Равве, и воевал против нее и взял ее.

И взял Давид венец царя их с головы его, — а в нем было золота талант и драгоценный камень, — и возложил его Давид на свою голову, и добычи из города вынес очень много.

А народ, бывший в нем, он вывел и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи. Так он поступил со всеми городами Аммонитскими...

2 Царств 12:29 — 31

И это он проделал, хотя изначально аммонитяне (считающиеся, по Библии, потомками Лота — племянника Авраамова) не входили в число грешных народов, обречённых Богом на уничтожение в числе прочих хананеев. Более того, Бог даже категорически запретил Моисею враждовать с ними:

...ты проходишь ныне мимо пределов Моава, мимо Ара,

и приблизился к Аммонитянам; не вступай с ними во вражду, и не начинай с ними войны, ибо Я не дам тебе ничего от земли сынов Аммоновых во владение, потому что Я отдал ее во владение сынам Лотовым…

Второзаконие 2:18, 19

Зверства Давида в отношение побеждённых не превзошли, пожалуй, даже гитлеровцы — во всяком случае, я не припомню из истории второй мировой войны случая, чтобы они полностью уничтожили население хотя бы одного захваченного города. А уж на оккупированных территориях Польши и Белоруссии варварство фашистов, казалось бы, переходило всякие границы дикости и безумия. Но царь Давид и их переплюнул, получается!.. Только не во имя ли Яхве и не по Его ли воле Давид сражался с врагами и убивал их в таких количествах и такими живодёрскими способами? Да, лицемерие Бога, на совести которого пролитая Давидом кровь, — воистину беспредельно. Уж так усердствовал царь-псалмопевец, изуверски истребляя грешных аборигенов Ханаана, — но увлёкся, перестарался и всё равно не угодил Господу.

Толерантность Бога к Давиду можно было бы посчитать проявлением  безмерной любви  к своим живым игрушкам, но история о плешивом пророке Елисее заставляет усомниться в этих широко декларируемых качествах библейского Бога.

  И пошёл он оттуда в Вефиль. Когда он шёл дорогою, малые ребята выбежали из города и смеялись над ним, и говорили ему: иди, плешивец! иди, плешивец!

  Он оглянулся назад, и, увидя их, проклял их именем Господа. И вышли две медведицы из лесу, и растерзали из них сорок два ребёнка.

  Оттуда пошёл он на гору Кармил, и оттуда возвратился в Самарию. 

 4 Царств 2:23 — 25

Приведённая цитата из Библии (как и вся Библия) учит тому, как можно совершить сколь угодно чудовищное преступление и остаться безгрешным в глазах Бога — для этого всего лишь нужно творить зло именем Господа. Фактически малых ребят убили не медведицы, а сам Елисей своим проклятием. Если бы он не проклял детей, то обошлось бы без кровопролития (хотя Бог и без его проклятия мог додуматься до такого). Ясно, что медведицы не сами устроили растерзание, а их дух возбудил Бог, обидевшийся за своего пророка (Сатана тут точно ни при чём, — зачем ему-то мстить за Божьего служителя?). Здесь ошеломляет и поистине зверская жестокость Господа, мгновенно отреагировавшего на проклятие пророка в адрес детей, и неадекватность детской шалости количеству растерзанных ребятишек (хотя и одной жертвы было бы слишком много). Если могущество Бога столь велико, что Он может заставить парочку медведей растерзать столько детей, не проще ли было Ему вразумить детишек, чтобы не осмеивали великого пророка? Потрясает то равнодушие, с которым автор этих библейских строк относится к событию. Проклял. Вышли. Растерзали. И пошёл пророк дальше с чистой совестью. Да и совесть Бога осталась безупречно чистой, раз Он позволил написать в Библии об этом чудовищном инциденте, в котором проявилось всё самое худшее из присущего Богу. И — ни тени сочувствия к несмышлёнышам, вздумавшим поразвлечься при виде смешного дядьки, что для детей всех времён и народов скорее норма, чем преступление.

  • Знали ли несчастные дети, что перед ними великий пророк?
  • Нарушили ли они хоть одну моисееву заповедь?
  • И справедливо ли со стороны Бога наказывать столь страшной смертью тех, кто не ведает, что творит?

Современные законодатели в сравнении с библейским Богом выглядят куда более справедливыми, — уже давно нигде в мире дети не подвергаются уголовному преследованию ни за какие преступления, а Бог наказывает всех без разбора, вплоть до новорождённых и даже ещё не родившихся. И не удивительно: ведь Он в своём мышлении отстал от наших законодателей на многие века, так и оставшись на уровне трёхтысячелетней давности!.. То же касается и первородного человеческого греха. Хотя Адама и Еву представляют взрослыми людьми, по состоянию ума они на момент грехопадения являлись сущими младенцами. На месте змея мог оказаться какой-нибудь кролик, предложивший Еве вместо плода с древа познания морковку, но людям всё равно пришлось бы решать — слушать его или нет, ведь Бог разрешил есть только плоды с деревьев, но ничего не сказал об овощах и корнеплодах. Да и, если уж быть честным до конца, из дальнейших библейских событий явствует, что змей сказал Адаму и Еве куда больше правды, чем Бог. А Бог не нашёл в себе сил или просто не пожелал смириться с их выбором, попёр парочку из рая и на тысячелетия обрёк их потомков (ещё не родившихся и потому невинных) жить во грехе и страданиях.

Тем самым Бог, будучи в здравом уме и в твёрдой памяти, трезво осознавая собственные поступки и их последствия, дал старт эстафете, небывалой по своим масштабам и числу этапов, — эстафете зла, в которой грех выполнял роль эстафетной палочки, неизменно передаваемой из поколения в поколение. Самое печальное и нелепое заключается в том, что от этой палочки никто не может отказаться, ведь все мы являемся на свет помимо своей воли, и в начале жизни всецело зависим от наших воспитателей, а в конце её бессильно роняем эту палочку из ослабевших рук. По Библии, мы наследуем лишь греховность, и только её и можем передать потомкам.  К счастью, в реальной жизни люди способны к самосовершенствованию, благодаря которому человечество подвержено социальной эволюции в сторону прогресса. Однако процесс этот происходит вопреки планам библейского Бога, согласно которым каждое следующее поколение должно быть хуже предыдущего вследствие накопления и приумножения грехов. Если бы социальный прогресс был предусмотрен Богом, — ни о каком Армагеддоне не могло быть и речи. 

В доказательство своих слов приведу выдержку из трудов апостола Павла:

Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие.

Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны,

непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра,

предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы,

имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся.

2 послание Тимофею 3:1 — 5

Если исходить из того, что написанное апостолом соответствует воле и намерениям Бога, то ясно: расчёты Бога строятся на том, что каждое плследующее поколение будет ещё хуже предыдущего, социально-психологическая ситуация в мире неизбежно будет ухудшаться, и рано или поздно достигнет того критического уровня грешности, когда можно будет устроить Армагеддон. Многие из верующих считают, что мы живём в последние дни, потому что сбылось всё предсказанное апостолом. Но из девятнадцати упомянутых Павлом негативных признаков состояния общества нет ни одного, который был бы присущ исключительно нынешней эпохе. Можно до чёртиков в глазах спорить о масштабах человеческого зла, но не следует забывать, что каждое поколение людей больнее всего воспринимает свои собственные страдания.  Во все времена люди были такими, какими описал их апостол Павел. Ему даже не потребовалось ничего придумывать: он всего лишь перечислил наиболее характерные негативные черты своих же современников. И недаром в христианскую эпоху апокалипсические ожидания стали перманентным состоянием большинства верующих (каковыми являлись большинство населения любой страны). Эти ожидания оказались очень удобным средством торможения социального прогресса. Остановить прогресс невозможно, так хоть немного затормозить его!.. Навязывание народу представлений о скором конце света выгодно для власть имущих. Им нужно, чтобы как можно больше людей не стремилось ничего менять к лучшему, возлагая все надежды на то, что не сегодня — завтра Бог сам вознаградит униженных за терпение и накажет возвысившихся за жадность и жестокость... Но обещанные Иисусом блаженство нищих духом и утешение плачущих неизменно оказывались ложью.

Вообще говоря, рождение Христа, изначально свободного от греха и неподвластного греху в дальнейшем,  могло бы радикальным образом переломить ситуацию и оборвать цепную реакцию распространения зла — если, конечно, у Бога хватило бы ума поступить по-настоящему разумно и мудро. Каким образом? Да самым простым. Ведь, как следует из Библии, Бог заранее знал, что Иисус выполнит всё, что Он пожелает. Вместо того, чтобы отдать своего Сына на бессмысленное жертвоприношение, Бог мог бы сразу сделать Его царём иудейским и дать Ему возможность успешно править "избранным народом". Для этого было бы вполне достаточно, чтобы Иисус родился в семье не безвестного плотника Иосифа, а был сыном иудейского царя. Всякие попытки дать объяснение, будто бы время ещё не пришло, — чушь несусветная, ибо Бог всемогущ. Нет нужды дожидаться трамвая, если в любую секунду можешь остановить такси; а хочешь сэкономить — так не жалуйся, что опоздал. Ведь ранее Бог не раз позволял Себе напрямую вмешиваться в дела "избранных", да и кто посмел бы пикнуть, если бы Он посадил на иудейский трон Иисуса вместо Ирода? Разве что император Тиберий, чьи войска в то время оккупировали Иудею, но это вообще смехотворно. Если бы Бог пожелал, — Тиберий уступил бы Иисусу собственный трон в Риме с такой же охотой, с которой Навуходоносор осаждал Иерусалим или Кир содействовал возвращению иудеев из вавилонского плена. А вздумал бы чего-то там вякнуть, — так библейскому Богу не составило бы труда устроить десять "казней римских"...

Бессмертный правитель, неуклонно соблюдающий установленные Богом справедливые и понятные людям законы — что ещё нужно, чтобы начать по-настоящему искоренять грех на Земле?  Глупо было бы сомневаться, что все окружающие евреев народы, увидев в Христе-Царе действительное воплощение божественной силы и справедливости, не замедлили бы в ближайшие же сто или двести лет отдаться под власть Христа по доброй воле. Ибо нет на свете ничего более убедительного, чем реальные факты, а в данном случае все эти факты свидетельствовали бы о том, что Бог свят и справедлив... В конечном итоге — без двадцати веков войн и страданий, без всякого Армагеддона! — и произошло бы то, к чему столько веков тщетно стремится Бог. Однако Он решил иначе и пошёл неисповедимым путём. Почему? Потому что Бог  несправедлив, и воцарение Иисуса в Иудее заведомо не принесло бы позитивных результатов — ни для самих иудеев, ни для окружающих их народов, — точно так же, как не принесло результатов евангельское служение Христа.

Картина дня

))}
Loading...
наверх