Свежие комментарии

  • Николай Белянин
    https://www.youtube.com/watch?v=R1NCClfoFtMСтатья "Гранитные...
  • eugenyp
    Большого взрыва не было. Была генерация вещества, причем генерация происходила в двух, трех точках, продукты генераци...Статья "Без Больш...
  • Николай Астров
    Для какого именно "одного человека", по-Вашему, могла быть написана Библия, если она писалась разными людьми в течени...Книга "В мире стр...

Книга "В мире страха и лжи". Глава 13

Миссия Иуды

А вот ещё одна проблема, которую богословы предпочитают обходить стороной, потому что она со всей остротой обнажает всю чудовищную и неустранимую противоречивость христианского вероучения.

Книга "В мире страха и лжи". Глава 13Иуда Искариот, вот уже двадцать веков проклинаемый христианами и вошедший в историю как символ гнуснейшего предательства, на самом деле должен рассматриваться в качестве не величайшего грешника, а одного из наиболее верных исполнителей воли Бога. Да, Иуда предал Христа не бескорыстно. Но ведь и это было заранее предсказано пророками и Иисусом, — а значит, вполне соответствовало намерениям Бога. А то, что после распятия Христа Иуда возвратил первосвященникам выплаченное ему "агентурное вознаграждение" и удавился, — наиболее очевидное подтверждение его фактического бескорыстия и глубочайшего раскаяния. Далеко не каждый предатель способен вот так раскаяться по собственной инициативе, без всяких внешних причин, и жестоко наказать самого себя (хотя из текста Евангелий видно: ничто не подталкивало Иуду на этот шаг, — значит, совесть взыграла!..). Всё это можно воспринимать как свидетельство того, что Иуда искренне любил Христа и указал на него своим якобы предательским поцелуем лишь  во исполнение воли Бога и самого Христа, который на Тайной Вечере ясно указал на Иуду как на того, кто предаст Его завтра.

Прекрасно понимая, на что обрекает своего Учителя и самого себя, Иуда тем не менее исполнил свою назначенную Богом миссию.

Хотя, как мне кажется, Иуда всё же не до конца осознавал своё назначение и поспешил свести счёты с жизнью. Если бы он знал, что благодаря его действиям Иисус воскреснет и вознесётся на небеса, — чего было бы стыдиться человеку, исполнившему Божью волю? Вот апостол Павел, как видно из его многочисленных посланий, не только не стыдился своего прошлого (гонений на последователей Иисуса), но и претендовал на лидерство среди апостолов!.. Однако Учитель на Тайной Вечере сказал: "Лучше бы тому человеку не родиться", — и Иуда исправил эту ошибку своих родителей. В тот момент никто из апостолов не пожертвовал своей жизнью (даже Пётр трижды отрёкся от Иисуса), — никто, кроме Иуды. Вот и подумайте: был ли Искариот таким мерзавцем и грешником, каким его представляют?

  Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту.

  И после сего куска  вошёл в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее.

  Он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь...

От Иоанна 13:22 — 27, 30

Всё это обмакивание куска хлеба в вино и вручение будущему предателю — лишь попытка евангелиста придать ситуации драматическую недосказанность. С тем же успехом Иисус мог прямо сказать: "Меня предаст Иуда". Но Он предпочёл, как обычно, иной путь: "Меня предаст тот, кому я обмакну хлеб в вино и подам", — и тут же обмакнул и подал Иуде. Казалось бы, глупо или же чересчур мудрёно? Ничего подобного! В этом внешне странном поступке Иисуса (в отличие от многих иных Его поступков) заключён величайший смысл. Христианские богословы сосредоточивают внимание на чём угодно, только бы отвести нас от наиважнейшего: подав Иуде смоченный в вине кусок хлеба, Христос тем самым впервые осуществил обряд причастия — а значит, заранее простил и благословил того, кто должен был Его предать (если это не так, то обряд причастия вообще теряет смысл, который в него вкладывают традиционные христианские церкви, и из святого таинства превращается в обряд проклятия). Иуда Искариот заранее был назначен Богом на роль предателя и сыграл эту роль в строгом соответствии со сценарием Бога, — и против этого невозможно что-либо возразить по существу. Фактически Иисус сам и отправил Иуду к первосвященникам. А тупые апостолы подумали, что словами "Что делаешь, делай скорее" их Учитель послал его по каким-то другим делам (От Иоанна 13:2829)…

С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть.

И отозвав Его, Пётр начал прекословить Ему: будь милостив к себе, Господи! да не будет этого с тобою!

Он же ... сказал Петру: отойди от меня, сатана! ты мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое.

От Матфея 16:21 — 23

Из этого евангельского фрагмента следует: всякий, кто пытался бы делом или словом воспрепятствовать распятию Христа, угодил бы Сатане и поступил бы наперекор воле Бога. Значит, в противоположность недальновидному Петру, Иуда Искариот думал о том, что Божие!.. Впрочем, вся история с предательством Иуды — именно тот случай, когда даже Сатана, как это ни удивительно, действовал не вопреки Богу, а в соответствии с Его замыслом. Вот как описывается предыстория предательства в разных Евангелиях:

Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошёл к первосвященникам

И сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребреников.

Впрочем Сын Человеческий идёт, как писано о Нём; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предаётся: лучше бы этому человеку не родиться.

При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал.

От Матфея 26:14, 15, 24, 25

Вошёл же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати.

И он пошёл и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им.

И вот, рука предающего Меня со Мною за столом.

Впрочем, Сын Человеческий идёт по предназначению; но горе тому человеку, которым Он предаётся.

От Луки 22:3, 4, 21, 22

...Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истино, истино говорю вам, что один из вас предаст Меня.

И пошёл Иуда Искариот, один из двенадцати, к первосвященникам, чтобы предать Его им.

И когда они возлежали и ели, Иисус сказал: истино говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня.

Они опечалились и стали говорить Ему, один за другим: не я ли? И другой: не я ли?

Он же сказал им в ответ: один из двенадцати, обмакивающий со Мною в блюдо.

Впрочем Сын Человеческий идёт, как писано о Нём; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предаётся: лучше бы тому человеку не родиться.

От Марка 14:10, 18 — 21

Сказав это, Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истино, истино говорю вам, что один из вас предаст Меня.

Тогда ученики озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит.

Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса.

Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит.

Он, припав к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! кто это?

Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту.

И после сего куска вошел в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее.

Он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь.

От Иоанна 13:21 – 28

Тут налицо явные разногласия:

  • по версии Иоанна, Сатана овладел сознанием Иуды лишь после того, как Христос причастил Иуду и однозначно предсказал его предательство (то есть фактически Сам и подтолкнул Иуду к его совершению);
  • Марк и Матфей о Сатане даже не упоминают и как под копирку приводят оговорку Иисуса (выделено мною в трёх цитатах лиловым шрифтом), им почти вторит Лука, однако все эти трое евангелистов расходятся в том, указал ли Христос на Иуду как на предателя;
  • Иоанн даёт понять, что Иуда пошёл к первосвященникам после того, как Христос указал на него, обмакнув кусок хлеба и подав ему (хотя в Евангелие от Иоанна не описан прямо разговор Иуды с первосвященниками, как и нет ни слова о тридцати сребрениках и вообще ничего не сказано о судьбе Иуды после его предательства);
  • Марк, Матфей и Лука сходятся на том, что Иуда договорился о предательстве ещё до Тайной Вечери.

Вроде и мелочи, а всё равно неприятно. Это и есть одна из тех самых ложек дёгтя в бочке мёда слащавых евангельских повествований, которая всё портит. Если четверо по-разному описывают одно и то же событие, кто-то из них в любом случае врёт, хотя не исключено, что врут все и во всём. Ведь странно, что в Евангелиях на каждом шагу разночтения (даже в таком, казалось бы, фундаментальном вопросе, как родословная Христа), но произнесённая Иисусом фраза в трёх Евангелиях звучит совершенно одинаково, а непосредственно вокруг этой фразы в каждом Евангелии всё описано иначе, чем в других. Поди-ка, разберись, — то ли сам Иисус распахнул душу Иуды для Сатаны, то ли Иуда сам до всего додумался, то ли Сатана вдруг решил помочь Богу в воплощении Его замысла относительно жертвоприношения Христа? Очевидно, что евангелисты лишь высказывают каждый своё (то есть не Божье) мнение о предательстве и его мотивах, но ведь никто из них в душу Иуды не заглянул. Из всех присутствующих на Вечере только Иисус мог знать точно, о чём думает Иуда, однако из всего написанного ясно, что этим своим знанием Он с евангелистами не поделился. И непонятна логика оговорок Иисуса, выделенных мною в приведённых цитатах, — невозможно отделаться от впечатления, что Иуду Искариота попросту назначили на роль стрелочника, который во всём виноват, хотя стрелки переключаются автоматически. С одной стороны, Иуда действовал в точном соответствии с планом Бога, с другой — был движим Сатаной либо собственной корыстью. Не иначе, как Бог и Сатана сумели закулисно согласовать свои действия, а крайним (как обычно) остался Человек в лице Иуды и иудеев. Вся евангельская разноголосица — простейший приём, призванный окончательно запутать даже наиболее въедливых читателей, чтобы таковые махнули рукой на любые попытки понять своим умом смысл Евангелий и решили полностью довериться эмоциям и толкованиям богословов. С чисто эмоциональной точки зрения, без всякого разумного анализа, история с предательством и распятием Христа, конечно же, выглядит как нечто ужасное. Когда же вникаешь в суть происходящего, то неизбежно понимаешь: весь этот ужас идёт от Бога.

Если задуматься над известной притчей Иисуса о злых виноградарях, убивших сына хозяина виноградника (От Матфея 21:33 — 46), то всё сказанное мною обретает евангельское подтверждение. Хозяин виноградника — разумеется, сам Бог. Виноградари —священники Израиля и Иудеи, иносказательно названных Иисусом виноградником. Слуги, посылаемые хозяином к виноградарям и убитые ими — пророки, которых отвергли цари и священники. Сын хозяина — Иисус. Впрочем, большинство читавших Новый Завет всё это наверняка поняли и без моей расшифровки… Жаль лишь, что они не поняли самого главного в этой притче. Одно дело — когда хозяин виноградника послал своего сына, чтобы тот взял принадлежащие отцу плоды, а виноградари его убили, — тогда, конечно же, хозяин вправе наказать зарвавшихся наёмников. Но совсем другое дело — если бы хозяин послал своего сына в виноградник, точно зная, что его там убьют, и сам желал бы, чтобы сына убили. В этот случае наказание виноградарей выглядело бы законным лишь чисто формально, а на самом деле оно было бы глубоко несправедливо, поскольку хозяин виноградника наказал бы своих виноградарей за то, что они исполнили то, к чему он и сам стремился.

Уловили разницу?.. Так вот. Ведь Бог отправил Иисуса на землю вовсе не для того, чтобы Сын получил ожидаемые плоды (установив на земле режим всеобщей праведности). Посылая Сына через утробу Девы Марии к избранному народу, Бог заранее знал, что Иисуса подвергнут распятию. Более того, сам Бог всё это задумал именно так, без всяких иных вариантов!.. И в чём же виноваты виноградари? Была ли их тупая ненависть к Иисусу вызвана их собственной злобностью? Можно сказать и так. Однако как же можно объяснить, что они осудили и распяли Иисуса точно в срок, назначенный самим Богом? Ведь, как неоднократно пишется в Евангелиях, начальники иудейские имели желание и возможность убить Иисуса и раньше, однако им это не удавалось. Почему? Потому что Бог активно противодействовал этому, различными чудесными способами спасая Иисуса от Его преследователей. И настичь Сына Божьего в Гефсиманском саду им удалось лишь после того, как это активное противодействие Бога прекратилось, и Иисус на некоторое время оказался полностью беззащитным. Иначе Он никогда не был бы схвачен и не предстал бы перед синедрионом, а затем и перед Пилатом. И уж тем более не оказался бы избитым и распятым!..

Книга "В мире страха и лжи". Глава 13

Из текста приведённой вырезки становится ясно, насколько беззастенчиво-лицемерна позиция Свидетелей Иеговы (да и всех христиан вообще) в этом вопросе. Не разрывая сказанное Иисусом Понтию Пилату и расставив акценты в Его словах наиболее логичным образом, получим следующее: "Ты не имел бы надо Мною никакой власти,  если бы не было дано тебе свыше, посему более греха на Том, Кто предал Меня тебе", — из этих слов Иисуса однозначно следует, что не первосвященник Каиафа и его сообщники виновны в страданиях Сына Божьего, а сам Бог, давший им власть и решивший провернуть аферу с жертвоприношением собственного Сына. Ведь виновным в убийстве признают не нож, которым был зарезан человек, а того, чья рука этот нож направляла. Каиафа и его компания как раз и были таким ножом в руке истиного убийцы, чьё имя Иегова. Тот факт, что все эти стрелочники, в отличие от неодушевлённого ножа, обладали свободой воли, в данном случае никакого значения не имел, — что могли сделать люди, хотя и облечённые огромной властью, если даже своего врага Сатану Бог умудрился использовать для реализации своего плана? Тем более, что власть эту дал им ни кто иной, как Бог, и Он же мог в любое время лишить их этой власти. Если это не так, тогда неправ был пророк Даниил, сказавший царю Навуходоносору такие слова:

...тебя отлучат от людей, и обитание твое будет с полевыми зверями; травою будут кормить тебя, как вола, росою небесною ты будешь орошаем, и семь времен пройдут над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет.

Даниила 4:22

Из этого со всей очевидностью следует, что не Сатана, а сам Бог управляет всем миром — то есть ничего существенного в мире не может произойти без воли Бога и без Его согласия.

Если подходить без предубеждений, то предательство Иудой Христа выглядит предельно странным и лишённым всякого смысла. Ведь, как неоднократно сообщается в Евангелиях, Иисуса в Иудее и даже за её пределами люди узнавали с первого взгляда, и все знали, где Его найти. Неужели же иерусалимские первосвященники и фарисеи, намереваясь схватить Христа, не могли узнать Его без посторонней помощи, тем более что Он не прятался и не маскировался, а постоянно собирал толпы народа и сам так и напрашивался на скандал? Такое допущение выглядит слишком уж глупым, чтобы оказаться верным. Конечно же, враги Христа не могли не знать Его в лицо, и найти Его в Иерусалиме  не составило бы никакого труда — достаточно было спросить у первого встречного. Зачем же им понадобился Иуда с его более чем двусмысленным поцелуем?

Ведь настоящий предатель всегда действует тайно. Будь Иуда таковым, он не стал бы подходить к Христу и целовать его, а просто показал бы на Него пальцем издалека. Он же не просто подошёл и поцеловал Его, но ещё и сказал более чем странную для предателя фразу: "Радуйся, Равви!".  Это традиционно толкуется как насмешка, но ведь текст Евангелий не передаёт интонации, с которой были сказаны эти слова, и мало кто задумывается: а не хотел ли Иуда, осознающий свою подневольность, таким способом выразить свою любовь к Учителю и свою радость от того, что наконец-то вступил в завершающую стадию замысел Бога, в который его предательство органично вписывалось как неотъемлемый элемент? И не сквозила ли в этих словах неизбывная горечь человека, глубоко осознавшего роковую суть собственной миссии и свою обречённость на всеобщее проклятие — без вины? Как бы то ни было, предательство Иуды выглядит такой же пустой формальностью, как и первородный грех Адама, ибо как в том, так и в другом случае всё было решено заранее без участия самих фигурантов, их действия фактически не имели никакого значения, а Бог  в итоге получил, что хотел — формальный повод для оправдания Своих действий (хотя за две тысячи лет от распятия Христа до наших дней никто даже и не попытался подвергнуть сомнению благие намерения Бога). Разница лишь в том, что в случае с Адамом действия Бога имели масштабные и долговременные последствия, а в случае с Иудой Бог лишь получил формального виновника смерти Иисуса вместо фактического, каковым являлся Он Сам. Ведь выделенную фразу из Евангелий От Марка, От Матфея и От Луки, можно сформулировать и так:

Впрочем этот человек, предавая Сына Человеческого, выполняет волю Бога; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предаётся: лучше бы этому человеку не родиться.

Смысл сказанного Иисусом от этого не меняется, но вопиющая несправедливость Бога в отношение Иуды Искариота становится настолько очевидной, что тут даже не о чем спорить. Хотя, как видно из приведённой здесь вырезки, некоторые пытаются. Иуду Искариота представляют даже хуже Сатаны, который лишь пользуется фактом, что сердце Иуды стало злым и открылось ему. Сами-то поняли, что наплели, господа Свидетели Иеговы? Если Сатана может войти лишь в человека со злым сердцем, то откуда же в этом сердце берётся зло? Тут не захочешь, да вспомнишь книгу Исход, в которой сердце фараона ожесточал ни кто иной, как сам Бог. Не имел ли место аналогичный процесс и в случае с Иудой? Если подходить к евангельским историям с позиций здравого смысла и без предубеждений, становится ясно: ещё задолго до своего рождения Иуда Искариот был обречён на роль предателя самим Богом (если сумма "агентурного вознаграждения" была заранее предсказана — Захарии 11:12, — разумеется, с подачи Бога), а вошедший в него Сатана попросту притянут евангелистами за уши, чтобы отвести вину от истиного Виновника всего этого — самого Бога. Ведь, как ни крути, Богу всё заранее было известно, — Он сам ведь и придумал эту глупость с жертвоприношением Иисуса и мерзость с предательством Его за тридцать сребреников.

Вообще говоря, относительно применимости к Христу пророчества Захарии  можно и поспорить.

Отворяй, Ливан, ворота твои, и да пожрет огонь кедры твои.

Рыдай, кипарис, ибо упал кедр, ибо и величавые опустошены; рыдайте, дубы Васанские, ибо повалился непроходимый лес.

Слышен голос рыдания пастухов, потому что опустошено приволье их; слышно рыкание молодых львов, потому что опустошена краса Иордана.

Так говорит Господь Бог мой: паси овец, обреченных на заклание,

которых купившие убивают ненаказанно, а продавшие говорят: "благословен Господь; я разбогател!" и пастухи их не жалеют о них.

Ибо Я не буду более миловать жителей земли сей, говорит Господь; и вот, Я предам людей, каждого в руки ближнего его и в руки царя его, и они будут поражать землю, и Я не избавлю от рук их.

И буду пасти овец, обреченных на заклание, овец поистине бедных. И возьму Себе два жезла, и назову один - благоволением, другой - узами, и ими буду пасти овец.

И истреблю трех из пастырей в один месяц; и отвратится душа Моя от них, как и их душа отвращается от Меня.

Тогда скажу: не буду пасти вас: умирающая - пусть умирает, и гибнущая - пусть гибнет, а остающиеся пусть едят плоть одна другой.

И возьму жезл Мой - благоволения и переломлю его, чтобы уничтожить завет, который заключил Я со всеми народами.

И он уничтожен будет в тот день, и тогда узнают бедные из овец, ожидающие Меня, что это слово Господа.

И скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет, - не давайте; и они отвесят в уплату Мне тридцать сребренников.

И сказал мне Господь: брось их в церковное хранилище, - высокая цена, в какую они оценили Меня! И взял Я тридцать сребренников и бросил их в дом Господень для горшечника.

Захарии 11:1 – 13

Как видите, здесь присутствует обычное пророческое многословие и малосмыслие. Но есть ли хоть одно слово, на основании которого можно сделать несомненный вывод, что Захария предсказывает именно предательство Христа за тридцать сребреников и то, что на эти деньги будет куплена земля у горшечника, предназначенная для погребения неимущих? Если считать пророчество Захарии относящимся к Иисусу и Иуде, то слова "если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет, — не давайте" указывают на то, что Иуда, предавая Христа, вообще не ставил вопроса о плате за предательство! Но что же тогда двигало им — влияние Сатаны, ненависть к Иисусу? Или чувство долга перед Богом, определившим его на роль предателя? Как бы пророчество Захарии не натолкнуло нас на богопротивные мысли!.. Так что лучше и не ссылаться на него, тем более что об Иисусе в этом пророчестве прямо и не сказано. Зато говорится о диаметрально противоположном евангельским идеям (Бог принимает решение более не миловать жителей земли сей), а также об уничтожении завета, заключённого со всеми народами. Имеется ли в виду завет Бога с Ноем  (и в его лице со всеми его потомками, от которых  было возрождено человечество) после Потопа (Бытие гл. 9)?

И сказал Бог Ною и сынам его с ним:

вот, Я поставляю завет Мой с вами и с потомством вашим после вас,

и со всякою душею живою, которая с вами, с птицами и со скотами, и со всеми зверями земными, которые у вас, со всеми вышедшими из ковчега, со всеми животными земными;

поставляю завет Мой с вами, что не будет более истреблена всякая плоть водами потопа, и не будет уже потопа на опустошение земли.

Бытие 9:8 — 11

Никакого другого завета со всеми народами не было. Содержание завета Бога с Ноем довольно скупо: не есть кровь, не убивать, плодиться и размножаться, — вот, собственно, и всё. Лишь первые два пункта несут моральную нагрузку, а третий  вообще ничего не несёт, ибо люди и без того размножались весьма охотно... Но этот завет уже был фактически аннулирован Богом, когда Он избрал Авраама на роль праотца еврейского народа, а все остальные народы тем самым отверг. Не совсем понятно, правда, аннулировал ли  тогда же Бог завет с птицами и со скотами, и со всеми зверями земными... Хотя, конечно же, сама идея завета Бога с животными изначально глупая, — хотя бы в том, что для многих из них (хищников) запрет есть кровь и убивать — попросту невыполним.  Как бы то ни было, уничтожение этого завета означает, что Бог в очередной раз изменил Свои намерения вследствие того, что люди продолжали сами решать свою судьбу, и заранее развязал Себе руки для очередного массового истребления (не зря же Софония воспроизводит угрозы Бога изгладить людей с лица земли!..).

Вот вам и прощение грехов через искупительную жертву Христа!..  Да, собственно, никакого искупления грехов Иисус своей жертвой не принёс, поскольку объявленная Богом всеобщая амнистия оговорена условием веры в искупительную жертву Христа, что ещё более сузило дорогу в рай. Если праведные дела можно  хоть как-то засвидетельствовать и использовать в качестве оправдания перед Богом в Судный День, то вера никакому засвидетельствованию не подлежит.

Как доказать, верил ты в искупительную жертву, или же только прикидывался верующим, — если твои поступки фактически ничего не значат? И можно ли считать справедливым Суд, который судит за веру и неверие (то есть за мысли и намерения, наличие или отсутствие которых без дел недоказуемо), а не за добрые или злые действия? Даже несовершенный человеческий суд не осудит никого за намерение украсть корову у соседа, — уголовное дело может быть заведено лишь по факту кражи, а не на основании того, что человек намеревался сделать. Конечно же, Суд Божий справедлив, ибо Бог способен заглянуть в самые потаённые уголки сердца... но критерий справедливости как раз в том и заключается, что человек отвечает за поступки, а не за намерения. Поэтому несколько странно выглядят слова Иисуса:

А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. (От Матфея 5:28)

Очевидно, что Иисус существенно ужесточил признаки квалификации прелюбодеяния, объявив грехом не только сам факт этого греха, но и мысль о его совершении. Но одно дело — прелюбодействовать в сердце, а совсем другое — в действительности. Ведь Бог не изгнал Адама из рая только за то, что тот намеревался съесть плод древа познания, — Он дождался, пока намерение реализуется.  Если имеется в виду, что действительно верующий не совершит зла, то это под большим вопросом. Разве фарисеи, первосвященники и простые иудеи, прямо причастные к распятию Христа, не верили в Бога-Отца — Яхве? Верили, если даже "и бесы веруют, и трепещут" (Послание Иакова 2:19). А в Сына не поверили. Почему? Тут два объяснения:

  • не могли (потому что Иисус не убедил их, или же Бог не дал им поверить в мессианство Иисуса);
  • не хотели (потому что были одержимы Сатаной, или же это нежелание было внушено им самим Богом) .

Тут мы снова вынуждены признать, что Сатана был абсолютно не заинтересован в смерти Иисуса, зато в ней был заинтересован сам Бог, давно задумавший устроить распятие и воскресение Христа. Следовательно, зло фарисеев и первосвященников в данном случае больше соответствовало интересам Бога, чем Сатаны. Как тут ни крути, трудно спорить с тем, что это зло исходило от Бога. Если, конечно, распятие Христа вообще можно рассматривать как зло. Парадокс заключается в том, что Бог решил примириться с людьми через совершение ими злого поступка — убийство Сына Божьего. Получается, Бог избрал Авраама в качестве прародителя избранного народа вовсе не для того, чтобы потомство Авраама было носителем праведности. Цель прямо противоположная: предназначение евреев состояло для Бога в том, чтобы две тысячи лет спустя было на кого свалить вину за распятие Христа. Или, избирая Авраама, Бог не знал, чем всё это закончится?

  • Если не знал — то ни о каком всемогуществе Бога не может быть и речи. 
  • Если знал — тогда понятно, почему Бог избрал человека, готового без раздумий убить родного сына.

Кто родного сына готов убить, то чужого (хотя и Божьего) — запросто!.. И потомки Авраама полностью оправдали надежды Бога, на протяжение двадцати веков ветхозаветной истории пролив море крови — филистимлян, персов и прочих язычников, вся вина которых заключалась лишь в том, что Бог избрал не их, а евреев... Ну, а в завершение они убили ещё и Сына Божьего.

Если процитированное пророчество Захарии действительно относится к Иисусу, то ни о каком примирении Бога с людьми через распятие и воскресение не стоит и мечтать. Свалив на евреев вину за распятие Христа, Бог записал Себе в актив воскресение Сына, которого Сам же и отправил на землю для распятия. Разорвав в одностороннем порядке древний завет на основании того, что люди неисправимы, Бог снова искусственно создаёт формальное обоснование массового уничтожения людей. В Бытие 9:11 ясно видна лазейка, оставленная Богом для самого себя на будущее: "не будет уже потопа на опустошение земли", но это отнюдь не означает, что опустошение не совершится каким-либо иным способом. И Откровение Иоанна  Богослова — самое лучшее подтверждение тому, что до окончательного примирения ещё далеко. Да, Потопа в Откровении действительно не описано, однако других ужасов — выше крыши. Более того, на фоне запланированного Армагеддона искупительная жертва Христа выглядит совершенно напрасной. Кто получил пресловутый выкуп в виде жизни Иисуса?­  Бог. Но если это так, то почему Он не простил людей и готовит Армагеддон? Традиционное объяснение, что Бог простил лишь тех, кто верит в искупительную жертву Христа, вне всякого сомнения — чистая чушь. Если стоит вопрос о выкупе за что-либо,  уплата выкупа всегда является единственным условием, и после неё никакие иные условия не принимаются.

Представьте, что сомалийские пираты, полностью получив требуемый выкуп за захваченное ими судно, начинают выдумывать какие-то дополнительные условия для освобождения экипажа, — например, что свободу получат лишь те из выкупленных заложников, кто сделает минет предводителю пиратской шайки. Скорее всего, после такого фортеля никаких выкупов больше не последует, зато ракетных ударов и ковровых бомбардировок Сомали будет в избытке.

Если распятие Иисуса — тот выкуп, который Бог сам назначил за грех Адама (а так и есть — сам назначил), то из Нового Завета следует: Бог этот выкуп получил, и не нам судить, был ли в этом какой-то смысл (подобно тому, как террорист, захвативший заложников, может потребовать в обмен на их освобождение пять миллионов долларов, а может отпустить их всех вообще бесплатно). Но, раз условия Бога были выполнены (Христа распяли, а больше от людей ничего не зависело), — грех Адама должен быть аннулирован и прощён. А вслед за ним должны быть аннулированы и прощены все прошлые и будущие грехи всех потомков Адама, поскольку эти грехи были следствием первородного греха. Иначе говоря, после распятия и воскресения Иисуса никакой проблемы греха в мире уже не должно быть вообще. Но она как была, так и осталась, поскольку после воскресения Иисуса люди не получили утерянного некогда Адамом совершенства, гарантирующего им безгрешность. Всё, что изменилось — якобы появилась некая надежда на грядущее воскресение и вечную жизнь. Однако эта надежда появилась не для всех, а лишь для тех, кто верит в искупительную жертву Христа. Не верующим в искупительную жертву надеяться не на что, даже если они не совершат ничего греховного. Иначе говоря, даже самые правоверные и богобоязненные из мусульман, индусов или буддистов — попросту обречены на геенну огненную, ибо для них никакой искупительной жертвы Христа не существует. А говорят, что Бог для всех один!..

И снова приходим к выводу, уже сделанному ранее: люди грешны, потому что Бог объявляет грехом любой их поступок, — даже тот, который они совершают в соответствии с Его волей, как это было с распятием Иисуса. Мог ли Иуда предать Христа, могли ли иудейские начальники распять Его, если бы сам Бог этому активно противодействовал? Если да, то человек сильнее Бога. Если нет, то Богу незачем искать виноватых —  достаточно всего лишь посмотреть в зеркало. В первом случае Бог лжив, потому что называет Себя всемогущим, а сам не способен предотвратить смерть Своего Сына. Во втором случае Бог несправедлив, поскольку обвиняет людей в том, что они исполнили Его злую (по отношению к Иисусу) волю. В общем, ничего хорошего ни так, ни этак не получается.

Возможно, из всех апостолов (не говоря об остальном "народе") в момент предательства один Иуда Искариот и отдавал себе отчёт в истином величии личности своего Учителя, — а это означает, что только он один осознавал действительную ценность той жертвы, которую помогал приносить (сам не желая того, но его мнения никто и не собирался спрашивать — ни Бог, ни Христос, ни Сатана). Поэтому всеобщее вечное проклятие, которому был подвергнут Иуда, является не только ошибочным, но и в корне несправедливым. Апостол Пётр, который трижды отрёкся от Христа, никем не осуждается и даже почитается одним из величайших апостолов (наряду с Павлом — бывшим Савлом, гонителем христиан). На Тайной Вечере Христос в ответ на заверения Петра в любви и верности предрёк: "Не успеет пропеть петух, как ты трижды отречёшься от меня". И Пётр именно так и поступил — из страха за свою жизнь или же во исполнение воли Христа и Бога, — не столь уж и важно. Если предательство Иуды рассматривается как тяжкий грех (независимо от того, что его действия соответствовали воле Бога), то и тройное отречение Петра от Христа следует считать грехом.

  ...А кто отречётся от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным. (От Матфея 10:33)

Несмотря на эти слова Иисуса, Пётр остался в глазах Бога праведником, в отличие от Иуды, который так же, как и Пётр, исполнил свою роль в Божьем плане. Разница лишь в том, что Пётр, отрекаясь от Христа, спасал свою шкуру, а Иуда, предавая Христа, в итоге со своей шкурой расстался, да ещё и подвергся проклятию со всех сторон. Разве можно считать хоть в какой-то степени логичным и справедливым, что отношение Бога, Христа и христиан к Петру и к Иуде диаметрально противоположное, вопреки всякой логике и справедливости? Если в евангельской истории с распятием Христа и есть кто-то невинно пострадавший, то это только Иуда. Иисус пострадал, но воскрес и вознёсся на небеса, а Иуда выполнил свой долг перед Богом, но за это был жестоко наказан — позорной смертью, всеобщим и вечным проклятием, лишающим его всякой надежды на грядущее воскресение.

То есть имела место банальная подстава: задумал и осуществил всё сам Бог, но путём нехитрых манипуляций виноватыми во всём остались Иуда Искариот и вообще все евреи, которых и 1900 лет спустя русские черносотенцы всячески травили за то, что "они Христа распяли" (хотя в чём были виноваты далёкие потомки иудеев евангельской эпохи?). В Евангелиях пишется, что требовавшие распять Иисуса сказали: "Пусть будет кровь Его на нас и на детях наших". Понятно, что сказали так не все евреи, а лишь несколько тысяч участников этого евангельского митинга, да и они ляпнули не подумавши, сгоряча. Так что же, теперь давайте устроим новый холокост? Или оправдаем нацистов и прочих антисемитов исполнением Божьей воли? Если уж на то пошло, Бог не оставил Иуде и иудеям абсолютно никакого выбора. Если бы Иуда не предал Христа, то согрешил бы, воспрепятствовав реализации божественного замысла. Если бы евреи потребовали у Понтия Пилата отпустить Иисуса и распять Варавву, — они тем самым испортили бы Богу всю обедню и в очередной раз пошли бы против Него. Но, даже и осуществив волю Бога, все они в итоге остались грешниками... Был ли у них третий выход из положения? Даже при самой богатой фантазии невозможно ничего придумать.

Кстати, о Варавве. Любопытно, что имя это встречается во всём Священном Писании всего лишь один раз и дословно в переводе с еврейского означает Сын Отца. Вообще говоря, так можно назвать любого мужчину, но почему-то назван был разбойник. Какой Сын? Какого Отца? И как тут не задуматься, что это имя подходило бы Христу куда более, чем Иисус!..

 Можно сколько угодно спорить о мотивах действий Иуды, считая их низменными и корыстными (руководствуясь тем, что Иуда был вор и частенько крысил с общака, как указывается в Евангелии от Иоанна 12:6). Однако об этом сообщает только Иоанн, остальные три евангелиста о воровской натуре Иуды Искариота даже не заикаются, так что ещё вопрос, действительно ли Иуда был воришкой, или это Иоанн на него клевещет.  Это даже более вероятно, поскольку Иоанн не приводит ни одного факта, а просто пишет: "Иуда был вор". Но если он знал, что Иуда вор, — почему же молчал об этом до его предательства? О чём думал и к чему стремился Иуда, предавая Христа, — мы знать не можем, ибо дневников он не оставил, а нам известно о его поступках лишь из Евангелий, да и в них далеко не всё ясно и однозначно. Как бы то ни было, все действия Иуды находились в полном соответствии с замыслом Бога, что влечёт вывод: и самому Богу ничто человеческое не чуждо, раз уж Он использует чью-либо низменность и корысть для осуществления Своих замыслов. Выражаясь юридическим языком, Иуда Искариот являлся вынужденным исполнителем преступления, задуманного и организованного самим Богом при посредничестве Сатаны. Тем самым святость Бога может быть поставлена под очень большое сомнение. Согласно общепринятым юридическим нормам, организатор преступления несёт более строгую ответственность, чем рядовой исполнитель, а вынужденный исполнитель вообще признаётся невиновным. Каким бы моральным уродом ни был исполнитель преступления, несправедливо считать его единственным виновником, тем самым уводя от ответственности организатора преступления. Почему же для Иуды нужно сделать исключение и грузить его по полной программе? Справедливее было бы разобраться в вопросе о том, кто же явился истиным организатором — Сатана, Бог, или же оба они находились в сговоре? Тут всё запутано до крайности, и это обстоятельство свидетельствует против Бога, — если бы Он был не при делах, то зачем Ему так старательно заметать следы, вдохновляя евангелистов на разнобой?..

Задумайтесь ещё раз над тем, грешником или праведником в глазах Бога был бы человек, которому удалось бы спасти Христа от распятия. На первый взгляд, спаситель Спасителя совершил бы благо (если считать, что Иуда и иудеи совершили зло), однако он помешал бы реализации замысла Бога, пославшего Иисуса на землю именно для того, чтобы тот был предан и распят (а значит, Иуда, наступивший на горло собственной совести ради исполнения замысла Бога, совершил богоугодное дело). Таким образом, любое действие людей в отношение Иисуса было бы грехом. Этот важнейший евангельский парадокс, абсолютно неразрешимый в рамках Священного Писания и религии, лишний раз доказывает, что и сам библейский Бог далеко не всегда представляет себе, что есть добро и что есть зло... Но уж Ему-то кто запрещал откушать вдоволь плодов с древа познания добра и зла?

На деле же всё неизмеримо проще. "Парадокс Иуды" являет собой неминуемые издержки образа мышления авторов Евангелий, стремившихся любой ценой создать впечатление реализации идей мессианства, веками культивировавшихся в сознании иудеев. И не имеет никакого значения, был ли Иисус на самом деле Мессией или же просто самозванцем, начитавшимся пророческих книг Ветхого Завета, — каждому читающему Новый Завет в той или иной мере понятно, что Евангелия противоречат как друг другу, так и разумной логике и историческим фактам. На этом фоне может показаться удивительным тот факт, что среди евреев, многие поколения которых выросли на древних пророчествах Исаии о грядущем приходе Мессии, в итоге нашлось крайне мало последователей христианского учения (несмотря на то, что все библейские пророчества о Мессии вроде бы сбылись, евреи в массе своей до сих пор исповедуют иудаизм, посещают синагогу, соблюдают субботу, обрезают свои члены и не собираются принимать крещение и поклоняться Христу). За пределами же Иудеи христианство распространилось с поразительной быстротой, за каких-то три сотни лет вытеснив древние языческие религии, господствовавшие в Греции и всей Римской империи на протяжении многих веков. С учётом весьма малой скорости перемещения людей и передачи информации в то время — это очень быстрое распространение. Очередной парадокс? Нет тут никакого парадокса. Причина в том, что применительно к Римской империи христианство просто оказалось в нужном месте в нужное время.

Римская империя в начале нашей эры переживала глубочайший политический и экономический кризис. Традиционно считается, что пришедшая из Иудеи новая религия очень хорошо соответствовала идеологии освобождения от рабства, которое ярмом висело на шеях не только рабов, но и свободных людей вплоть до императора. Но покажите мне хотя бы слово в проповедях Христа или апостолов, выражающее протест против рабства!.. В действительности же было всё в точности наоборот: христианство оказалось прекрасным инструментом трансформации и фактического сохранения рабства и монархии, и именно поэтому за него ухватились те, кто безнадёжно и безвозвратно терял свою власть (ведь древние языческие религии с множеством богов были не самым удобным фундаментом для монархии, — и недаром после принятия христианства рабство не исчезло, оно лишь переродилось в крепостное право, а абсолютистские монархические режимы продержались в европейских странах ещё полторы тысячи лет и более).

Если языческие религии Греции и Рима являлись небесным отражением земной античной демократии, то новая религия с единственным Богом и Его Сыном (наследником) являла собой превосходное небесное обоснование земной монархической власти, передаваемой по наследству. Если бы Нерон и прочие римские императоры, усердно и тщетно боровшиеся с христианством, оказались чуточку умнее и дальновиднее, — уже в начале II века нашей эры новая религия стала бы государственной в Римской империи, и вполне возможно, империя не рухнула бы под ударом варваров. Как бы то ни было, христианство весьма скоро и достаточно легко прижилось на антично-демократичном Западе, где для укрепления абсолютной монархии требовалось религиозное обоснование, и застряло на Востоке, где монархическая форма правления укоренилась издревле и ни в каких обоснованиях уже давно не нуждалась.

Кто читал поэмы Гомера "Илиада" и "Одиссея", тот наверняка помнит: царь Итаки Одиссей вёл образ жизни, далёкий от царского по восточным понятиям: сам пахал землю, спал и ел вместе со своими рабами… Поспорить с царём было делом вполне обычным. Похожий образ жизни вели и древнегреческие боги: жили не на небе, а на земле (на горе Олимп), пили вино и ели мясо, не гнушались общаться с людьми напрямую и даже вступали с ними в половые отношения. Израильские и прочие восточные владыки (а соответственно и боги восточных народов) до такого никогда не снисходили. Тот исторический факт, что развитие цивилизации в последние полтора тысячелетия происходило преимущественно по монотеистической восточной модели, оказал существенное негативное влияние на формирование массовой психологии во всём мире. В основе этой психологии — страх перед Царём Небесным и царями земными.

 И даже в наше время, когда большинство стран мира отказались от монархической формы правления и формально приняли демократические принципы государственного устройства, наследие монархического прошлого проявляется везде и всегда — как в безудержной лживости власть предержащих, так и в хроническом страхе простых граждан перед ними. Строго говоря, современные демократические режимы построены по псевдодемократической римской модели, для которой характерно как наличие народного собрания, так и аристократической верхушки во главе с императором. С той лишь разницей, что президенты избираются на ограниченный срок (но истиные властители — так называемая элита  — не избираются никем и сохраняют свою реальную власть пожизненно!). И всё это вполне закономерно, ибо корни современной демократии западного образца прорастают из почвы Римской империи. Между тем в подавляющем большинстве случаев выборы проводятся с грубыми нарушениями, а президентские полномочия порой настолько обширны, что римским императорам впору от зависти в гробах перевернуться. Пожизненное президентство с передачей власти по наследству во многих странах (как в Сирии или в Азербайджане) в последнее время стало вполне обычным делом, и не грех задуматься о возрождении монархии под демократическим соусом.

Не менее важным явилось то обстоятельство, что греки, римляне и прочие прозелиты не были знакомы с Ветхим Заветом и никогда не жили под гнётом Закона Моисеева, а это позволило им воспринять христианство как новое и весьма перспективное учение. Язычники, привыкшие к большому количеству богов в своих пантеонах, на первых порах отнеслись к Иисусу всего лишь как к новому богу, а затем легко и без душевных мук возвели Его в ранг верховного божества. Подобные Иисусу "богочеловеки" в мифологии древних греков и римлян вообще типичны, ибо их боги вступали в половые отношения со смертными женщинами даже охотнее, чем с богинями. Для евреев, загнанных в жёсткие рамки монотеизма, всякое обожествление Иисуса казалось ужасной ахинеей, ломавшей устои тысячелетнего Моисеева Закона, данного Богом. Ведь в Библии многократно заявляется: Яхве  — единственный истиный Бог, Господь, Вседержитель, и нет никаких других богов. А тут какие-то апостолы пытаются сломать многовековую традицию и величают титулом "Господь" сына простого плотника!.. Само непорочное зачатие,  — фактически половой акт Бога Яхве со смертной женщиной Марией, — казалось правоверным иудеям настолько ужасной ересью, что согласиться с этим было для них невозможно. 

Проповеди Иисуса настолько противоречили укоренившимся у иудеев представлениям, что распятие Христа как богохульника и преступника они посчитали вполне справедливой "мерой пресечения", а последующие сообщения о Его воскресении пропустили мимо ушей. Почему Бог допустил, что "избранный народ" реализовал Его замысел по распятию Христа, а затем самоустранился от христианских идей? Ответа на этот вопрос в Библии не найти. Да и не стоит искать, ибо Священное Писание, собственно говоря, кончается на воскресении Христа и вознесении на небо. Поздние новозаветные книги (Деяния апостолов, Послания апостолов) — по сути своей, лишь приложения и комментарии к Евангелиям, направленые на разъяснение христианских идей среди язычников, и в меньшей степени — среди иудеев.

 На мой взгляд, одна из причин, почему евреи не стали исповедовать христианство, заключается в провале попыток евангелистов и апостолов убедить жителей "земли обетованной" в правдивости истории о появлении Иисуса, его распятии и воскресении. Несмотря на все усилия сторонников абсолютной истиности евангельских преданий, за два минувших тысячелетия им так и не удалось отыскать никаких неоспоримых доказательств даже того, что Иисус Христос действительно существовал, не говоря уж о реальности творимых Им чудес и о Его воскресении из мёртвых. Не существует ни малейшего доказательства того, что Иисус действительно совершил те чудеса, о которых написали евангелисты.  До сих пор точно не установлены ни год рождения Христа, ни дата Его распятия. Первый год нашей эры до сих пор так и остаётся чистейшей условностью, а важнейший христианский праздник Пасха и жёстко увязанные с ним Вознесение и Троица "гуляют" взад и вперёд по календарю — и это лишь вследствие того, что год распятия Христа точно не известен, а день распятия хотя и известен (14 день месяца нисан), но еврейский лунный календарь построен совсем иначе, чем ныне употребляемый григорианский. А Рождество отмечают в  определённый день — 25 декабря (православные — 7 января), хотя эта дата, никак не основанная на Библии  вызывает сомнения и возражения даже у последователей многих христианских сект. Зато в зороастризме 25 декабря — день рождения спасителя Митры.

И всё же сегодня нам, воспитанным на идеях христианства и далёким от евангельских времён, пропитанных страхом смертным Закона Моисеева, неизмеримо легче поверить в правдивость евангельских историй, чем евреям первого века нашей эры, пребывавшим в хроническом страхе перед Яхве и в большинстве своём не видевшим Христа и даже ничего не слышавшим о нём. Для них было бы смертным грехом поверить, что некий человек Иисус, пытавшийся отменить вечные установления Бога, на самом деле — Его Сын. В условиях господства абсолютной монархии и воинствующего монотеизма это было равнозначно признанию того, что Бог умер.

Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены.

Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение.

Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее,

ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое.

И потомунадобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести.

Для сего вы и подати платите, ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые.

Римлянам 13:1 — 6

В этой выдержке из Послания святого апостола Павла и заключён секрет стремительного успеха христианства в античном мире. Такая  усиленная пропаганда в пользу власти попросту не могла не прийтись по душе тем, кто всемерно стремился к усилению своего личного господства. Хотя и тут Павел врёт напропалую, отчаянно улещивая власть предержащих. Это кто, Нерон и Калигула — Божьи слуги? Да их изуверствам и Сатана позавидовал бы!..

Поскольку Новый Завет распространялся за пределами Израиля и Иудеи существенно раньше Ветхого, о котором в Европе, Африке и большей части Азии люди имели в лучшем случае крайне смутное представление (а чаще вообще никакого), каждый народ воспринимал христианское вероучение так, как это соответствовало его менталитету и образу жизни, закономерным образом совмещая те или иные положения новой религии с тем, что было знакомо и привычно по недавнему языческому прошлому, окончательно порвать с которым в короткие сроки было невозможно (аналогично в средние века происходила христианизация туземцев Нового Света, — центральноамериканские аборигены отождествляли Христа с богом-просветителем Кецалькоатлем, североамериканские думали, что Богом-Отцом Иисуса является бог Маниту, и для ускорения процесса многие миссионеры не особенно ретиво боролись с такими представлениями). Принять христианство было куда легче и безболезненнее, чем иудаизм. Вспомните историю об эфиопском вельможе (Деяния 8:36), который легкомысленно сказал: "Вот вода, что мешает мне креститься?", но я очень удивился бы другим его словам: "Вот нож, что мешает мне обрезаться?". В воду согласится влезть любой, а вот отхватить себе кусочек мужского достоинства!.. К тому же христианство (в отличие от иудаизма) не осуждало идолопоклонства, и язычники трансформировали свои идолы в распятия и иконы, придав прежним объектам поклонения образы христианских святых.

Показательно, в частности, что многие христиане называют Деву Марию Царицей Небесной, а в книгах ветхозаветных пророков царица небесная соответствует то вавилонской богине Иштар, то греческим Афродите или Артемиде (не слишком разборчивые римляне весьма охотно поклонялись этим богиням, как и многим другим богам иноземных религий). При этом некий пославший Иисуса на землю Бог-Отец, хорошо известный лишь евреям (да и то лишь так, на словах), вместе с не очень понятным Святым Духом выпал из сферы поклонения и остался абстрактным божеством, фактически слившимся с самим Иисусом (что и является одной из причин отказа христиан от употребления имени Бога и объясняет появление идеи Святой Троицы как лучшее отражение полнейшего непонимания язычников-прозелитов, кто же является главным христианским божеством). Как и сегодня абсолютное большинство верующих христиан резко отрицательно относятся к Свидетелям Иеговы, ставящим Бога-Отца Иегову выше Иисуса Христа, который у большей части христианских конфессий традиционно считается самим Богом, триединым с Отцом и Святым Духом.  Во многих переводах Библии на современные языки титул "Господь" в равной степени относится как к Богу-Отцу, так и к Иисусу Христу. Разумеется, переводчики отнюдь не старались как-то запутать людей, — они просто переводили древние тексты, как понимали, а понимали под влиянием традиций, в которых важное место занимали языческие мотивы.

Нынешнее традиционное христианство является своего рода коктейлем из "первобытного" христианства и языческих религий, исповедуемых ранее разными народами, обращёнными в христианство. И не удивительно, что в процессе распространения по миру христианское вероучение ассимилировалось в исконно языческом мышлении новообращённых с древними языческими учениями, что и обусловило неизбежный раскол единой церкви на различные конфессии, течения и секты. Если представить совсем невероятную вещь — что до принятия христианства все народы не имели никакой собственной религии, — тогда можно было бы ожидать распространения учения Христа в его первоначальном, не ассимилированном виде. Подобно тому, как соль или сахар в чистом виде представляют собой кристаллические вещества, а при добавлении даже небольшого количества воды превращаются в размазню. Вот такая же размазня и получилась от смешения идей христианства с традициями язычества.

Каждый народ принял христианские идеи и расставил в них приоритеты сообразно своему менталитету, сформировавшемуся под многовековым влиянием господствовавших ранее языческих религий. Так что весьма проблематично согласиться с тем, что христианские ценности являются общечеловеческими. Если бы так было, весь мир давно уже стал бы моноконфессиональным христианским, и через шесть веков после воскресения Христа не появился бы ислам — религия, хотя и однокоренная с христианством, но являющаяся для него определённым идеологическим противовесом и своеобразным ответом на христианское искажение идей и законов древнего монотеизма. Впрочем, мусульманами стали не абсолютно безрелигиозные народы, а также бывшие язычники, и в итоге ислам уже с первых же лет своего существования постигла та же судьба — раскол на течения и секты, хотя и в меньшем числе.   

Христианство и ислам, выросшие из одного корня иудаизма, взаимно уравновешиваются, подобно двум стволам дерева, причём каждый тянет в свою сторону, и дерево порой угрожающе трещит, готовое разорваться и рухнуть в разные стороны. Недаром в наше время для описания глобального религиозного раскола часто употребляются выражения "христианский мир" и "исламский мир", но практически никогда не говорится о "буддистском " или "индуистском мире", хотя во всём мире последователей буддизма, индуизма и произошедших от них религий — едва ли меньше, чем христиан и мусульман.

  Сегодня едва ли кто возьмётся назвать точное количество такого рода ветвей на христианском стволе, выросшем из корня иудаизма, потому что новые секты христианского толка возникают по всему миру ежегодно десятками. Как и полагается ветвям, все они тянутся к свету, стараясь затенить друг друга путём расширения сфер влияния. Несмотря на то, что все они исповедуют одну основную идею (поклонение Христу) между разными конфессиями и сектами не так много общего — как в отправлении религиозных обрядов, так и в идеологии, и в иных аспектах их деятельности и мировоззрения. И со временем этот разрыв всё более расширяется и углубляется, несмотря на усилия религиозных деятелей унифицировать христианские идеи. В основе этого процесса лежат естественные узкогрупповые экономические интересы и конкуренция между церквями, никак не связанные с идеями христианства и даже прямо противоречащие им. Церковь Христа, как любая другая религиозная организация, действующая в реальном мире капитала, превратилась в консорциум обычных коммерческих предприятий, организованных по схеме сетевого маркетинга и в первую очередь извлекающих прибыль из своей деятельности. Ради этого эксплуатируется доверчивость прихожан и их наивное стремление откупиться от земных грехов при помощи материальных средств. Только вот не совсем понятно, как это согласовать с наказом Иисуса:

Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут;

Но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут;

Ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.

От Матфея 5:19 — 21

Вот уж, воистину, золотые слова!.. Последняя фраза по своему смыслу идентична основному принципу марксистской диалектики: "Материя первична, сознание вторично". Жаль только, что сердце служителей религии так и останется на той самой грешной земле, на которой они собирали и будут собирать свои сокровища, невзирая на заветы своего Учителя. Это собирание сокровищ можно сколько угодно оправдывать экономическими причинами, долго и красочно рассказывать сказки о церковной благотворительности, но факт остаётся фактом: позиционируясь на словах как связующее звено между Богом и людьми, христианская церковь на деле с самого начала была, есть и будет частью материального мира и служит реальным властителям земным, а отнюдь не призрачному Царю Небесному.

Как видите, изначально учение Иисуса представляло собой попытку разорвать путы страха и лжи, сковавшие общественное сознание иудеев того времени. Почему эта попытка не удалась, понять не трудно: Иисус всего лишь заменил кнут страха на пряник надежды, в основе которой всё равно лежали страх и желание избежать смерти, а ложь фарисеев и книжников — на Свою собственную (ибо ложь Иисуса заключалась в том, что Он — Сын Бога, ведь это так и осталось недоказанным, несмотря на воскресение после распятия, сам факт которого также не доказан и даже в Евангелиях описан крайне сомнительно). Ничего удивительного в том, что эта замена фактически ничего не изменила. Более того, новая ложь многим показалась более правдоподобной, была подхвачена, развита и превознесена… ну, а страх смерти всего лишь заменили на страх перед вечными муками, слегка разбавив его надеждой избежать этих мук. Властители языческих империй и царств быстро сообразили, какие выгоды сулит им новая религия, и приняли все меры к её распространению и укоренению. И покатило человечество дальше по протоптанной евреями колее. Последним тысячу лет назад рухнул крупнейший в Европе оплот свободного язычества — Киевская Русь.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх